Миньоны

Теряюсь в догадках

Я, Геннадий Малахов, каждый вечер втираю в колени мазь "Лошадиная сила".
А потом целую ночь ношусь по комнатам, стучу копытами и ржу.

Кстати, про ночь.
Полночи сладко и взаимно целовался с бухгалтершами, которые уже уволились. Точнее, целовался с одной, замужней, второй строил куры. Вторая, разведенная, была недовольна.
Психологически тут все понятно: или грядет большая проверка бухгалтерии, или нужно увольняться. Но вот что смущает: почему они начали первыми?? Теряюсь в  догадках.

Кстати, про первых.
Вот все смеялись, а ведь, похоже, мы на пороге энергетической революции. Ибо по слухам с февраля в промышленное производство запускаются реакторы холодного синтеза.
Ну, эти штуки, где вставляется одна фиговина, потом к ней впиндюривается другая, и все это дает энергию.

А если серьезно, то запускаются устройства на той самой LENR, холодной (!) ядерной (!!) реакции синтеза (!!!). В небольшой почти коробке используется никель и литий. И самое приятное, а для мировой науки совсем неприятное, что там образуется изотоп никеля 62, который никак в таком устройстве появиться не должен. Только в результате термоядерной реакции синтеза.
В 52-страничном серьезном отчете о таком смелом выводе не говорится, только уклончивые обтекаемые формулировки: "неизвестная реакция".
В результате которой появляется термоядерный никель и попутно от нечего делать 1,5 мегаватта экзотермической энергии.
Наука пока обходит это все суровым сопящим молчанием. Ибо никакие холодные термодяерные реакции с точки зрения современных представлений невозможны.
А попутно тихонько продает свои нефтяные активы (университет Глазго и, вроде как, Рокфеллер заявил о том же). Ну мало ли что.


Кстати, о мало ли что. Точнее, о Марсе и "марсианине". С большой буквы. "Марсианине".
Меня вот, как человека, далекого от космоса, сразу оттолкнули два эпизода: взрыв шлюза марсианской базы и стыковка на марсианской орбите.
Ну не может быть в атмосфере Марса взрывной декомпрессии! Да и вектор силы направлен не на отрыв шлюза, а из отверстия вовне. То есть, действует на оболочку шлюзовой камеры в месте разрыва.
То есть, как оно было бы в реальности: в шлюзовой камере произошла потеря герметичности, внутренним давлением воздуха прижало бы внутреннюю дверь, из шлюза бы вышел весь воздух, и - ничего! Выходи, восстанавливай герметичность и снова пользуйся шлюзом, как ни бывало. Картошка спасена!
Может, это был выпад против картошки и лично А. Лукашенко?? Теряюсь в  догадках.

И вторые сапоги всмятку - старт с Марса "Ареса-4". Во-первых, у "Ареса" должен быть запас топлива для маневрирования на орбите. И не просто маневрирования, а маневрирования  капсулы с грузом и пятью членами экипажа. Для одного человека там вообще не должно быть проблем с топливом.
Снятие головного обтекателя - самое глупое, что мог придумать сценарист. Брезент сорвет на первых же минутах полета. Потому что брезент и скоростной поток в несколько километров в секунду несопоставимые вещи. Даже в слабой атмосфере Марса.
Ну и капсула без окон и с отверстием в центре - прекрасный способ торможения.
Да и вообще, затея стыковки при выпрыгивании с планеты на первом проходе хороша только для "небольших" скоростей. В СССР, кстати, такие вещи отрабатывались для сбивания пролетающих вражеских спутников. Когда стартующий с Байконура перехватчик на первом же витке уничтожал цель.

Кстати, о цели.
Стал замечать, что на праздниках, если как следует отдохнуть и выспаться, то сон и пробуждение начинает сдвигаться. Пока заметил сдвиг часа на полтора. То есть, кофмортнее заваливаться в постель и просыпаться, сладко зевая и потягиваясь, на столько позже.
Тщательно обследовал карту часовых поясов. Может, стоит жить где-нибудь в Испании?
Теряюсь в  догадках.

Миньоны

А снег идет, а снег идет.

А во времена кризисов и великих потрясений, когда летают кошки и устои, дон Себастьяно уходил на терассу, к бушующему океану, садился в трескучее кресло-качалку, подставлял лицо брызгам и мокрому ветру и рассуждал о множестве вещей.
О тщете сущего, о комете и снусмумриках, редукциях волновых функций, бренности политического бытия, флуктуациях исторической реальности, ценах на лоукосты, тысяче и одном неправильном способе приготовлении булгура, сортах пахлавы и реинкарнациях металлического рубля в своем кошельке.
Редкое похрапывание означало особе глубокое раздумье.

IMG_20150921_125538

IMG_20150921_092809

Мир виделся словно через окно иллюминатора - то есть, высунуть руку и потрогать сущность облаков можно, но обставлено множеством бюрократических формальностей, как-то опросом рядом сидящих пассажиров, не будут ли они против открытого иллюминатора, обязательным возгасом: "Сквозняк!", милой улыбкой стюардессы и суровой просьбой пилота показать разрешение на открытие иллюминаторов его авиакомпании со штампом "все отключено"

Впрочем, это не отменяет прежнего желания вдохнуть ветер полета и странствий. Почувствовать руками упругую гр... хм... упругую громадность неизведанного. Ощутить, как далекое экзотическое название города, блюда или место растекается в твоих приездах, впитывается в тебя и становится знакомым и пережитым.
Пить эти впечатления, как хванчкару, сладкое густое нежное бархастистое - нет, не вино, а наслаждение, - что может быть лучше в мире?

Поэтому - с Новым Годом. И с исполнением тех желаний, про которые хочется, чтобы они сбылись.

IMG_20150921_071818
Миньоны

Оперативная группа действует

Сегодня, глядя в черный, беззвездный, размазанный фонарями день за окном - потому что половина шестого это еще день, именно день, несмотря на то, что солнце уже закончило работу и где-то ужинает сыром с макаронами и вином, - так вот, глядя в окно, я подумал, что еще два месяца назад я сидел в белом кресле, задрав ноги на белый каменный балкон и лениво смотрел, как в синей воде бухты, далеко внизу стоят три громадных океанских круизных лайнера, две трехмачтовые яхты и снуют катера, перевозя пожилых туристов в порт и обратно.
Набегал сентябрьский ветер, приятно освежавший после сентябрьской же жары, где-то накапливался дождь, застревал на горе слева, боролся с жарким солнцем.

И вот, отщипывая крупный, толстый, матово зеленый виноград без косточек, я думал, как это удивительно - сидеть в белом кресле, есть сладкий виноград, следить за толчеей у порта Тиры и за белыми облаками над Комари и Периссой. Будущее, в котором будет каждодневный офис, ланчбокс, ночь в половине шестого, казалось невероятным. Далеким, как галактика Андромеды.

И вот сегодня, достигнув ее, сидя перед тем самым окном, с тем самым ланчбоксом и предугаданной ночью, я ощутил прежнее сентябрьское чувство. То самое. Точь в точь. Только с другой стороны кротовой норы. С другой стороны прокола.
Ибо мое тогдашнее ощущение проколо ткань будущего, образовав дырку в надцатом декабре. А сегодня я дошел до этой дырочки, воочию осязав прошлое.

Забавно.

Точнее, не забавно, а очень странно. Ибо из этого должно следовать глубокое физическое предположение, гипотеза о времени, вселенной и всем остальном. Но не следует.
А вместо него лезет совершенно другое. К примеру, Румыния.

В моем детстве меня покорила книга издательства "Советская драматургия", тоненькая книжечка, состоящая из сценария и почти полной раскадровки румынского фильма Мирчи Дрэгана. Прочитанное и залистанное не было похоже ни на один советский фильм. Там были женщины среднего, легкого и легчайшего поведения, суровые брутальные мачо в носках с дырками, истово занимающие деньги у знакомых проституток. Полиция была своей, суровой, но все понимающей.
Меня обдало легкостью жизни полубедной, полуконтрабандистской и гордой, не принимающей ничего близко к сердцу. Ибо все пропьет, и любовь и радость... В смысле, пройдет.
Румыния с тех пор казалась страной легкомысленной и кафешантанной.

А потом я имел удовольствие проехаться западом Румынии, через все ее маленькие приграничные городки: Орадео, Арад, Тимишоара. И удивился, насколько неожиданно новой оказалась эта страна. Насколько австрийской, с духом той, прежней  империи, венской оперы и уланов. Эти здания позапрошлого века с их узнаваемым классическим декором, широким рядом колонн, помпезностью и ароматом чужого времени вызывали в памяти Кальмана и Штрауса. Генриха фон Айзенштайн и Сильву Вареску. Бони Канчиану и Марицу.
Если римляне в каждом завоеванном городе строили лагерь, рынок и акведук, то, Австро-венгрия, похоже, строила оперы.

А еще на это удивление накладывается скорый ночной поезд Синая-Бухарест, никогда здесь не останавливающийся. И гусь, которого раздавил товарный, очень хороший, жирный гусь...

В общем, пестрая и забористая смесь из фильмов, книг и собственного впечатления без какого-то единого знаменателя, смысла и обобщения. Из которого вытягивается только одно: мне отчего-то захотелось побывать в Бухаресте, чтобы подтвердить свои ощущения.

Или опровергнуть...
Миньоны

Hesap lütfen

В любом обществе существуют механизмы сброса недовольства, от маленьких, до больших, действующих на государственном уровне.

В государствах, где нормальные обратные связи общество-власть нарушены, эти механизмы вырождаются в неестественные формы. Если в стране все плохо, жители начинают гордится успехами во внешней политике.  Чрезмерно и ненормально. Казалось бы, какое тебе дело до дипломатии и геополитики, когда в твоем дворе муниципальные службы мусор не вывозят, дороги не ремонтируют, а полиция преступность крышует.

Ан нет, вненеполитическая гордость - естественный способ нейтрализовать недовольство от окружающей мерзости. Оттого самые мелкие дипломатические движения вызывают бури в умах граждан и весь спектр чувств, включая истерику и кликушество.

Мне даже вспоминается Бруно Беттельгейм с его "Провещенным сердцем". Бруно ведь описывает очень похожие случаи, сверхактивный интерес к вещам, которые в общем-то на человека влияния не окажут никак. В самом деле, ну какая разница, кто станет начальником лагеря или капо, если на судьбу узницка концлагеря это не окажет влияния: система не изменится, а газовые камеры работать не перестанут. И охранники не станут добрее.
Впрочем, Бруно писал о психологии человека у грани -  в условиях концентрационного лагеря.

Но механизм замещения, похоже, один и тот же. Психология человека, что с нее возьмешь.

Так вот, 86, 96% и прочие проценты поддержки населением идут от благодарности за то, что такой канал сброса негативности появился. И можно получить почти грамонию в душе, когда гадость от одного уравновешивается или заменяется радостью от другого. Неважно, что это несовместимые категории разного порядка, главное, что разрядка получена. Массовое сознание хватается за любую соломинку, пусть нелогичную.
И это в самом деле искренняя благодарность подсознания.

Но случись что во внешней политике, такое, что разрушит картину "нас боятся, мы победили!" - как канал схлопнется. И прежнее недовольство, которое никуда не делось, с удвоенной силой обернется против человека, стоящего во главе государства.

С точно такой же любовью и процентами, как ранее, только с противоположным знаком ненависти.
Миньоны

А у нас идет концерт

Иногда будущее чувствуешь словно девушку, сидящую рядом. Вот ее тонкие длинные руки, пальцы без колец, темный свитер, короткая шерстяная юбка в клеточку, совсем короткая - ноги в темных сетчатых чулках видны почти целиком, красивейшие ровные ноги. Она трясет своим длинными волнистыми волосами, оборачивается к тебе и вы смеетесь понимающее над какой-то шуткой. И в ее глазах приятность и одобрение. Еще в них проскальзывает что-то такое взаимное.

Точно такое и будущее. Странное, но определенно существующее.

Я словил сегодня его взгляд или вздох очень сильным дежавю. Поначалу показалось, что мне эта минута снилась. Но потом пришло осознание, что я чувствую не сон, а очень странный момент сбывшегося. Того, что раньше сущестовало как реальность, не данная нам в ощущении. И вот теперь оно пришло, сбросило с себя своей черный свитер, свои старые одежды, и я увидел его таким, какое оно было до меня.

Я будто ощутил воочию нити и дороги судьбы.
Необычно, удивительно и захватывающе...

Если убрать скромное обаяние субъективного идеализма, то в сущности о феномене дежа вю мы не знаем ничего. Да, есть расхожее определение "ложная память". Но с таким же успехом я могу назвать его "фиксированным восприятием" или "спонтанным циклом нейровозбуждения". Или "адекватной проекцией неадекватного отражения частичной действительности". Во всех случаях это ни на йоту не приблизит нас к пониманию.

Дежа вю спонтанны.
Дежа вю быстролетны.
Иногда кажется, что эти моменты снились мне во сне. Но мне много чего во сне снится. И даже совпадающего с реальностью. Но каждый раз, когда я нахожу, что вот это место, эти люди или эта ситуаци мне снилась, у меня никогда не случается вспышок дежа вю.

Отличительный признак дежа вю - оно захватывает внимание целиком. Короткий всплеск, который полностью подчиняет себе сознание. Никакая случайная память - ложная или действительная, не способна так занять сознание целиком.
Следовательно, этот момент очень важен для мозга. Или сигнал, лежащий в его начале, необычайно силен.

Разумеется, всякие сравнения и метафоры образны и не могут служить доказательством чего бы то ни было. Но мне вот представляется такая картина: трансформаторная будка. Шины разных цветов, входы и выходы, таблички. И древний коммутирующий рычажный переключатель нагрузки. Когда его перекидываешь, на короткое время может заискрить и хопнуть мгновенной синей шипящей дугой.
И трансформаторная будка ощущит дежа вю...

Может быть, дежа вю - признаки переключающегося будущего? Или подключения сознания к другому пласту реальности?
Миньоны

И юный октябрь впереди

На небольшом греческом острове Тира, расположенном в самом центре Критского моря в двух часах от всего, в ходу такая фраза: "время, когда кошки летают".
Остров маленький, с одной большой горой, перед которой всегда толпятся облака, с сильными ветрами летом и очень сильными во все остальное время.
Я так и вижу этих кошек, которые, вопя и крича "караул", бесполезно хватаясь растопыренными когтями за низкий стелющийся виноград, из которого впоследствии делают знаменитое тирское вино (этот виноград хватали летающий коты!) и кактусы, из которых делают не менее знаменитое тирское варенье, несутся вдаль, периодически ударясь об землю и снова взмывая в воздух.
Кошкам нелегко. Задолго до наступления осени они деловито ходят по округе, проверяя, как прочно держится ограда, крепки ли веревки, хорошо ли укреплены сарайчики. Но это не помогает - едва приходит время, кошек подхватывает ветер и несет вдаль.
Ветер перемен.

Разумеется, очень интересно знать, и не кошкам тоже, когда этот ветер перемен придет и что от него ждать. Тема не простая, очень обширная, в которой не обойтись без Ленина и яблок.
Collapse )
Миньоны

Расскажите нам, как вы это делаете

Я ем толсто нарезанные масляно-жирные куски селедки из ближайшего гипермаркета "Ашан". Рядом испускает тонкий дым картофель в мундире. Серо-коричневая толстая шкурка кожуры, обжигающая руки, яркий желтый цвет мякоти. На поодаль тарелке лежат толстые ломти черного хлеба, рубль тридцать за буханку. Еще тех, дореформенных, которых за размеры прозывают "сталинскими портянками".
А за хлебом - репчатый лук, хрустящие, сочащиеся острыми горькими слезами, белые кольца.
Я ем соленую плотную пряную селедку, пачкая пальцы, и запиваю чаем без сахара. Без сахара, потому что вследствие революционной разрухи и действий банд подвоз сахара из южных губерний прекратился совершенно.
За окном холодно веет ноябрьский ветер семнадцатого года, колет близкой зимой и гудит в трубе буржуйки.

Винегрет?
Бредятина на постном масле?
Ну да, ну да...

Позавчера, занимаясь глобальными вопросами счастья и любви всего человечества в виде неработающих телефонов фирмы, столкнулся с одним человеком, представителем телефонной компании. Тот при встрече заулыбался, и, поздоровавшись, назвал меня по имени по имени Карл!
"Не узнаешь?" - спросил он через секунду.
Я его видел первый раз. Вообще в первый раз.
Он приподнял кепку, демонстрируя солидную и внушающую уважение лысину. Видимо, лысина должна была объяснить все.
Но не объяснила.
Разумеется, я не претендую на то, чтобы знать все свои провалы в памяти. Но их количество и расположение более-менее известно, составлена карта провалов, график ремонта провалов и расставлены все необходимые таблички, тут - помню, тут - не помню.
Но этот человек выпадал отовсюду. Ну не было его нигде, ни в безмятежном детстве (уж эту лысину я бы запомнил бы, хе-хе), ни в сумрачной юности, ни в безмятежно-сумрачной зрелости.
После всех разговоров я спросил, откуда он меня знает. Телефонный колледж? Институт? Наши пути стремительно расходились - ибо пересекающегося прошлого у нас не было никакого. Никогда. В этом мире.

А с неделю назад возникло небольшое разногласие по поводу рыбного дня в СССР. Есть и такие люди, кто устойчиво, в здравом уме и твердой памяти, не отягощенной совестью помнят, что рыбный день в СССР был в среду. В то время, как правоверные рыбоведы твердо стоят на утверждении, что рыбный день - исключительно прерогатива четверга. Ибо нельзя поступиться принципами...
То есть, рыбный день в этом мире в СССР был в четверг.

Слова "в этом мире", собственно, и есть то самое главное, ради чего затевался этот душегорячительный разговор.

Но, еще один пример.

Из тех, кто интересуется космосом, или имеет к нему отношение: кто не знает Чертока?! Или Глушко? А Токаева?
Ну Токаева. Георги Токаева-Токати.
Который был одним из столпов ракетной техники в СССР. Он еще в сорок шестом году занимался вместе с Королевым немецкими ракетами. А в сорок седьмом его вызвал Сталин для констультации по поводу реактивных трансатлантических бомбардировщиков.
Не-е? Не помните? Ну, который бежал в Западный Берлин, когда узнал о предстоящем аресте. Работал в Англии. Участвовал в программе Аполлон. Американские астронавты еще его портрет на Луне оставили вместе с портретом Вернер фон Брауна.
Ни сном ни духом?
Вот и Черток о нем ничего не слыхал. И другие не слыхали.
Более того, Голованов раскопал, что события, упоминаемые в биографии Токаева, не сопадают с событиями в нашей истории. Начиная от главы правительственной комиссией по ракетной техники ( в нашей истории - Устинов, в "той" - зам Берия, генерал Серов), до иных должностей (у "них" Келдыш представитель Комиссии по вооружению, у нас - никогда в этой должности не состоял) и ключевых дат в создании ракетной техники (в "том мире" освоили и перешагнули через немецкие ФАУ-2 намного раньше, чем у нас).
Забавный курьез?
Флуктуации квантово-блогерного поля интернета?

А ведь они все, эти примерчики, так и просят три гипотезы: параллельный мир, изменчивое прошлое, и еще одна.

Первая гипотеза чересчур обширна и в наши разнохарактерные примеры втискивается с трудом. Ибо нужно предположить, что миры взаимопересекаются  и мы живем то в том, то в этом. Не замечая подмен.
В одном рыбу едят в четверг, в другом - в среду.
Иногда средства массовой информации просачиваются туда-сюда. Тоже относится к телефонистам.
Вопросов становится все больше, а гипотеза, налезая на несоразмерный пример, растягивается, обнаруживает дыры и грозит треснуть.

А вот прошлое, которое может меняться в результате воздействия из настоящего, все хорошо объясняет.  Впрочем, на главный вопрос жизни, вселенной и всего остального она так и не отвечает. Почему прошлое меняется? Что такого происходит в настоящем, что люди вспоминают иное?
И заметьте, что меняется оно не внезапно, как если бы в прошлом экспериментировали коварные путешественники во времени, а плавно и многомерно. Тут помню, тут - не помню...

Ну и третья гипотеза. Прошлое существует одномоментно с настоящим. И будущем. Ветвящееся прошлое, неустойчивое многовариантное будущее и абсолютно непредсказуемое бурлящее настоящее.
И в нем большевики за окном штурмуют Зимний дворец, Хрущев вот только что подписал указ о денежной реформе, а в ближайший гипермаркет подвезли жирной свежей аталнтической сельди. Которая вновь вернулась к Оркнейским островам, после того, как Гольфстрим опять растопил ледяной щит меду побережьем Гренландии и Швеции.
Нет? Не было такого?
Как знать, как знать. В мире нашей реальности быть может все. Главное, во что верить и что считать реальностью. Ибо она неустойчива и забка. И в ней постоянно только одно: рыбный день - четверг!

Ибо нельзя поступаться принципами...
Миньоны

Девичья весна

Фильм о трудном становлении девушки в мужском мире.
Фильм о том, что мужчина норовит использовать женщину, как рабыню.
Фильм о том, что вечно мужчины не могут поделить одну девушку.
Фильм о том, что женщины - далеко не тупые, даже при самом минимуме умственных способностей. И потом обязательно отомстят. Если не вилкой, то ножом.
Фильм о том, что ведь можно же было жить втроем, или даже вчетвером, впятером, так нет же.

Собственно, и весь фильм о "нет же". С плавными нежными кадрами женского тела. Вначале немного тела, потом много.
И красной нитью через весь фильм, включая финальные титры, - может ли женщина мыслить. Да согласен, вопрос стоит несколько иначе, можно ли мыслить, не будучи женщиной. Или мужчиной.
Но мужчины  в фильме так, между делом. Фон. Обеспечивающий способность думать. Причем, фон достаточно хитрый, вроде вложенных матрешек. мы думали, что он вот так, а он вона как... В общем, мужчины в фильме используют друг друга. А женщины им за это мстят.

И все плавно и красиво, как может быть красивой месть голой девушки.
Кстати, когда за мщением застукают мужика, то это всегда негодяй и насильник. И мерзавец.
С женщиной все намного сложнее  - вы только посмотрите, какая она милашка. Исстрадалась ведь. И вообще, у нее тонкая душевная организация...

Я вот пишу и думаю: и ведь милашка. Же. Красавица. Умница. Спортсменка... наверное. При таких-то данных.
Кстати, тест Тюринга себя исчерпал. Потому что нельзя быть красивой такой проводить оценку, исходя только из вербальной коммуникации. В конец концов, проблема Тюринга может быть решена проблемой имитации. Если программа-имитатор выще уровня экперта, эксперт сочтет, что тест Тюринга пройден.
То есть, тест Тюринга подразумевает некоторые входные условия, ограничения, чтобы выполнить свою задачу.
Ясно, что проблема, поставленная Тюрингом, лежит не в плоскости внешней проверки, поскольку можно запрограммировать любое ожидаемое поведение, а в оценке внутренней мотивации.
И тут возникает вопрос, что собственно, нам нужно: полный аналог человеческого сознания или заменитель некоторых его функций.
В любом случае, пока у нас нет какого-либо внятного понимания, что такое сознание, как оно появляется и как поддерживается. И почему теряется иногда от вида красивых девушек. Все, что нам известно - что мы можем влиять на некоторые его аспекты, возбуждая определенные эрогенные  зоны в мозгу.

Фильм об этом не говорит, но, возможно, подразумевает. И главный посыл фильма - можем мы принять девушку такой, какой она есть, не ссылаясь ни на какого Тюринга..

В советском прокате фильм носил, я думаю, название "Девчата".
В родном англоязычном - EX MACHINA.
Миньоны

Записки у изголовья. Недостающие части дневника Сей-Сёнагон

Осенью - закат.
Едва заходящее солнце тронет своим краем море, как небо заливает нежным золотым цветом, словно древние художники тонкими кистями выписывают деяния будды Амитабху.Один луч, другой, третий - и весь западный край мира становится похожий на разрисованный свиток шелка из императорской библиотеки.
Птицы замирают от волнения и слышно, как шелестит платье у какой-нибудь неловкой прислужницы из свиты Ее высочества.
Все полно невыразимой красоты.
Даже старое истрепавшееся карагинумо.

IMG_20150922_191254

* * *
Collapse )
Миньоны

Из всех искусств для нас важнейшим является...

"Из всех искусств для нас важнейшим является вино", - говаривали древние греки и с энтузиазмом принимались за горькую. А также за сладкую, полусладкую и полубродившую.
После чего с полным знанием дела писали трактаты для потомков, что пьянство - зло.
Мы полностью согласны с ними в этом.

Особенное зло собачье пьянство.
Хотя, с другой стороны, собак тоже можно понять. Жизнь - собачья. Мужики - кобели. Бабы... хм...ну и так далее. Поневоле сопьешься.

IMG_20150918_145525

Впрочем, пост не о вине собак перед человечеством, а об искусстве, которое всегда было в почете в Греции. Ибо в человеке все должно быть прекрасно, а не только закуска.
Collapse )